Кочеткова А. И., Брызгалина Е. С., Калюжная И. Ю., Сиротина С. Л., Самотеева В. В., Ракшенко Е. П. Динамика зарастания Цимлянского водохранилища // Принципы экологии. 2018. № 1. С. 60–72. DOI: 10.15393/j1.art.2018.7202


Выпуск № 1

Оригинальные исследования

pdf-версия статьи

УДК 574.5:504.45.058(282.247.363.6)

Динамика зарастания Цимлянского водохранилища

Кочеткова
   Анна Игоревна
канд. биол. наук, Волжский филиал Волгоградского государственного университета, Волгоградская область, г. Волжский, ул. 40 лет Победы, д. 11, aikochetkova@mail.ru
Брызгалина
   Елена Сергеевна
Волжский филиал Волгоградского государственного университета, Волгоградская область, г. Волжский, ул. 40 лет Победы, д. 11, bryzgalina_elena@mail.ru
Калюжная
   Ирина Юрьевна
канд. геогр. наук, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, 119991, Россия, Москва, ГСП-1, Ленинские Горы 1, ГЗ МГУ, kalioujnaia@yandex.ru
Сиротина
   Светлана Леонидовна
Волжский филиал Волгоградского государственного университета, Волгоградская область, г. Волжский, ул. 40 лет Победы, д. 11, s.sirotina29@mail.ru
Самотеева
   Вера Васильевна
Волгоградское отделение ФГБНУ «Государственный научно-исследовательский институт озерного и речного рыбного хозяйства», Волгоградская область, г. Волгоград, ул. Пугачевская, д. 1, vo-akva@mail.ru
Ракшенко
   Елена Павловна
ООО "Эко-34", Волгоградская область, г. Волгоград, ул. Канунникова, д. 6, rakshenko.elena@mail.ru
Ключевые слова:
Цимлянское водохранилище
высшая водная растительность
мелководья
картографирование зарастания
динамика зарастания
уровенный режим воды водохранилища
космические снимки
ГИС-технологии
Оцените статью:

2     0     0
Аннотация: В статье представлены предварительные результаты оценки пространственно-временной динамики зарастания мелководий Цимлянского водохранилища высшей водной растительностью за период с 1987 по 2017 г. Цимлянское водохранилище отличается наличием обширных прибрежных мелководий с глубинами до 5 м (около 30 % общей площади водохранилища), что создает благоприятные условия для развития высшей водной растительности. Зарастание, при чрезмерном его развитии, способно оказывать существенное негативное воздействие на экосистемы водоемов и условия естественного воспроизводства промысловых видов рыб. Проведен анализ данных натурных исследований, тематической обработки разновременных мультиспектральных космических снимков и картографического анализа процессов зарастания с использованием ГИС-технологий для водохранилища в целом и 13 модельных участков. Выявлена общая многолетняя тенденция, выраженная в последовательной смене двух фаз зарастания мелководий водохранилища: 1-я фаза медленного зарастания (1953–1998 гг.), на протяжении которой процессы зарастания были слабо выражены, а общая площадь заросших мелководий едва достигала 1.3 % акватории водохранилища, 2-я фаза быстрого импульсивного зарастания (1998–2017 гг.), когда общая площадь заросших мелководий увеличилась до 5.5–5.8 %. При этом установлено, что динамика зарастания в значительной степени связана с уровенным режимом водохранилища, морфологическими условиями формирования мелководий и процессами переформирования берегов. Выделены типы мелководий, наиболее подверженные зарастанию: защищенные от ветроволнового воздействия мелководья карманного типа, образованные на месте затопленных озер поймы и I террасы Дона, с площадью зарастания до 60–90 %; крупные заливы на месте устьевых областей боковых притоков, для которых характерны намыв обширных отмелей и конусов выноса, с практически сплошным типом зарастания. Полученные результаты подтвердили перспективность использования ГИС-технологий и космических снимков в гидробиологических исследованиях.

© Петрозаводский государственный университет

Получена: 14 декабря 2017 года
Подписана к печати: 03 апреля 2018 года

Введение

Высшая водная растительность (ВВР) – один из главных компонентов аквального ландшафта, поддерживающий в нем геоэкологическое равновесие. Она играет важную средообразующую роль, участвуя в процессах самоочищения воды и обеспечивая новообразование органического вещества в процессе фотосинтеза (Катанская, 1981; Папченков, 2001; Кочеткова и др., 2016а; и др.).

Как известно, на формирование ВВР в литоральной зоне водохранилищ влияет ряд факторов – природных (географическое положение водного объекта и его морфологические особенности; гидрологический, в частности уровенный режим воды; экзогенные геодинамические процессы, в т. ч. заиления и абразии; трофические свойства грунтов и вод; наличие зачатков гидрофитов и др.) и антропогенных (зарегулирование и изъятие стока для хозяйственных нужд; поступление биогенных веществ с окультуренных площадей и пр.). При этом значение отдельных факторов может существенно отличаться для разных водоемов и периодов процесса образования зарослей (Цимлянское водохранилище…, 2011; Novikova et al., 2012; Поддубный, 2013; Папченков, 2001; Кочеткова и др., 2016а; и др.).

Результаты исследований ряда авторов свидетельствуют, что зарастание, при чрезмерном его развитии, способно оказывать существенное негативное воздействие на экосистемы водоемов, в т. ч. крупных равнинных водохранилищ юга России (Архипов, 2002; Калинина, 2013; Кочеткова и др., 2016а, б; Разработка рекомендаций по улучшению…, 2017).

Несмотря на обширный материал, свидетельствующий, что ухудшение условий естественного воспроизводства водных биоресурсов и снижение общего рыбохозяйственного потенциала Цимлянского водохранилища во многом связаны с усилением процессов зарастания ВВР (Лапицкий, 1970; Архипов, 2002; Горбунова, 2002; Калинина, 2013; Калюжная и др., 2017; Разработка рекомендаций…, 2017; и др.), специальных исследований по оценке степени зарастания мелководий здесь не проводилось. В связи с этим целью данной работы являлось изучение пространственно-временной динамики зарастания мелководий Цимлянского водохранилища за период 1987–2017 гг.


Материалы

Цимлянское водохранилище – один из крупнейших искусственных водоемов на юге России, созданный в 1952–1953 гг. в долине р. Дон на территории Ростовской и Волгоградской областей. Полный объем водохранилища при НПУ 36.0 м БС составляет 23.86 км³, площадь водного зеркала – 2702 км². Общая площадь водосбора – 255 тыс. км², или 60 % водосборного бассейна р. Дон (Правила использования…, 2016).

За 65-летний период существования водохранилища здесь сформировался и функционирует сложный многоотраслевой комплекс, важную роль в котором играет рыбное хозяйство (Цимлянское водохранилище…, 2011; Novikova et al., 2012; Правила использования…, 2016). Рыбохозяйственный потенциал водохранилища обусловлен его высокой биопродуктивностью, в значительной степени связанной с наличием обширных мелководий – естественных нерестилищ промысловых видов рыб (Лапицкий, 1970; Архипов, 2002; Разработка рекомендаций…, 2016). По некоторым данным (Вехов и др., 2014), доля мелководий с глубинами до 5 м составляет 28.7 %, с глубинами до 10 м – 61.9 %.

Настоящими исследованиями были охвачены зарастающие ВВР прибрежные мелководья водохранилища от уреза воды до глубины 4 м, наиболее пригодные для нереста рыб и нагула молоди.

В ходе исследования использовались следующие материалы:

– данные полевых исследований с использованием НИС «Профессор Лапицкий», маломерных судов и лодок, проведенных в весенне-летние периоды 2016–2017 гг. на 13 участках Цимлянского водохранилища, из которых 10 участков – в границах Волгоградской области, 3 участка – в Ростовской области (рис. 1);

– сканерные многозональные космические снимки Landsat TM за 1987, 1998, 2006, 2010–2011 и Landsat OLI за 2014–2017 гг. с пространственным разрешением 30 м в оптическом и ближнем инфракрасном диапазоне;

– крупномасштабные топографические и навигационные карты;

– литературные данные, интернет-ресурсы и иные источники информации.

 


Рис. 1. Схема Цимлянского водохранилища и расположение участков исследования прибрежных мелководий: 1 – Акватория водохранилища; – Плесы водохранилища – Верхний (I), Чирской (II), Потемкинский (III), Приплотинный (IV); – Основные реки; 4–6 – Участки исследований прибрежных мелководий: – карманного типа, на месте затопленных озер и протоков поймы Дона, защищенных от ветро-волнового воздействия – оз. Некрасово (1), оз. Бугаково (2), оз. Среднее (3), оз. Нижнее (4), оз. Аннушкино (5); 5 – крупных заливов на месте затопленных устьевых областей рек, с сочетанием защищенных и открытых участков – р. Донская Царица (6), р. Чир и р. Лиска / Чирской залив (7), р. Мышкова (8), р. Аксай-Есауловский / Ромашкинский залив (10), р. Цимла и б. Россошь / Новоцимлянский залив (11); 6 – заливов на месте низовьев оврагов, преимущественно защищенных – Балобановский залив (9), б. Мокро-Соленовская (12), б. Сухо-Соленовская (13); – Административно-территориальные границы; 8 – Крупные населенные пункты

 Fig. 1. Map of the Tsimlyanskoe Reservoir and location of the shallow near-shore case-study sites: 1 – Surface water area of the reservoir ; – Reservoir sections – Verkhniy (I), Chirskoy (II), Potyomkinskiy (III), Priplotinniy (IV); – Main rivers; 4–6 – Near-shore shallow case-study sites: – Sheltered “pocket-type” shallows on locations of currently inundated Don River floodplains lakes and river distributaries – Nekrasovo Lake (1), Bugakovo Lake (2), Sredneye Lake (3), Nizhneye Lake (4), Annushkino Lake (5); – Large shallow bays of flooded estuaries of large lateral tributaries – Donskaya Tsaritsa River (6), Chir and Liska Rivers / Chirskoy Bay (7), Myshkova River (8), Aksay-Esaulovskiy River / Romashkinskiy Bay (10), Tsimla River & Rossosh Gally / Novotsimlyanskiy Bay (11); 6 – Shallow bays on locations of currently inundated downstream sections of former gullies – Balabanovskiy Bay (9), Suho-Solyonovskaya Gully (12), Mokro-Solyonovskaya Gully (13); 7 – Administrative boundaries; 8 – Large settlements


Методы

Для оценки степени зарастания использовались методы натурных наблюдений, дистанционного зондирования и ГИС-технологий.

Натурное изучение процессов зарастания проводилось в 2016–2017 гг. в наиболее благоприятные для этого периоды максимальной физиологической активности гидробионтов (июль – август), включало описание и полевое картографирование ВВР, а также типизацию мелководий. При описании растительности использовались общепринятые методики В. М. Катанской (1981) и В. Г. Папченкова (2001, 2003). Картографирование осуществлялось с лодки маршрутным методом и основывалось на сплошном оконтуривании растительных группировок с помощью GPS-приемников. Большое значение также придавалось фотографированию растительных сообществ в фиксированных GPS-приемником точках, что, по мнению ряда авторов (Лабутина, Серапинас, 2000; Высоцкий и др., 2012), облегчает камеральную обработку материалов и позволяет более объективно оценивать динамику растительных сообществ. Типизация мелководий опиралась на классификацию С. А. Поддубного (2013), предложенную для верхневолжских водохранилищ, и проводилась по космическим снимкам и картам с верификацией в полевых условиях.

Дистанционные методы исследования зарастания включали тематическую обработку и анализ космических снимков Landsat, которые не позволяют в полной мере распознавать структуру сообществ ВВР, но обеспечивают надежное определение их распространения, в связи с чем могут успешно использоваться для картографирования зарастания и выявления многолетних изменений (Кочеткова и др., 2016а).

На начальном этапе исследования для предварительной оценки процессов зарастания мелководий ВВР отбирались общедоступные снимки с радиометров TM (Landsat 4–5) и OLI (Landsat 8) с примерно 10-летними интервалами, начиная с 1987 г. В связи с выявленными тенденциями для детального изучения зарастания было решено использовать снимки за июль – август 1987, 1998, 2006, 2010–2011, 2014–2017 гг. с облачностью менее 10 %. Более детально рассматривался период с 2010 по 2017 г., включавший разные по водности годы.

Для оценки зарастания был выбран часто используемый для дешифрирования растительности синтез каналов 4–3–2 (TM) и 5–4–3 (OLI), в котором растительные сообщества представлены многообразием оттенков красного цвета. Корректность результатов дешифрирования проверялась данными полевого картографирования участков зарастания.

Для анализа снимков использовали неуправляемую классификацию ISODATA в программе ScanEX IMAGE Processor 3.6.9 (Кравцова, Шуматиев, 2005), которая базируется на кластеризации изображения по разнице между средними значениями кластеров (минимальном спектральном расстоянии между центрами классов). Обработке подвергались 3 канала, выделялось 20 классов пикселей. Затем все пиксели, относящиеся к водной растительности, объединялись в один класс для последующей векторизации. Полученные векторные слои переносились в программу ArcMap 10.2 для картометрического анализа степени и динамики зарастания водохранилища в целом и его отдельных участков.

Оценка степени зарастания основывалась на сопоставлении полученных расчетных величин с классификацией В. Г. Папченкова (2001), выделявшего 8 классов зарастания водоемов: 1) не заросшие или почти не заросшие с площадью зарастания менее 1 % от площади акватории; 2) очень слабо заросшие – 1–5 %; 3) слабо заросшие – 6–10 %; 4) умеренно заросшие – 11–25 %; 5) значительно заросшие – 26–40 %; 6) сильно заросшие – 41–65 %; 7) очень сильно заросшие – 66–95 %; 8) сплошь заросшие – 96–100 %.

Статистическая обработка выполнялась средствами MS Excel 2010, с помощью которых были рассчитаны: проценты зарастания водохранилища и его отдельных участков, а также коэффициент корреляции между площадями зарастания и колебаниями уровня воды в водохранилище.


Результаты

Проведенный анализ позволил выявить общую многолетнюю тенденцию развития процессов зарастания на Цимлянском водохранилище (Кочеткова и др., 2016б; Разработка рекомендаций по улучшению экологического…, 2017), выраженную в последовательной смене:

– фазы медленного постепенного зарастания (1987–1998 гг.), на протяжении которой общая площадь заросших мелководий едва достигала 1.3 % акватории водохранилища, и

– фазы быстрого импульсивного зарастания (1998–2017 гг.), когда общая площадь заросших мелководий увеличилась до 4 % акватории водохранилища и более. В последние годы (2014–2017 гг.) процессы зарастания ВВР заметно активизировались, что привело к расширению площади заросших участков до 5.5–5.8 %.

В значительной степени динамика зарастания определяется колебаниями уровня воды в водохранилище (рис. 2). Относительно постоянные колебания среднегодового уровня воды на отметках 33.5–34.5 м БС вплоть до 2009 г. оказывали сдерживающее воздействие на зарастание мелководий. Это согласуется с данными исследований, полученных применительно к другим крупным равнинным водохранилищам (Поддубный, 2013; Кочеткова и др., 2016а). Постепенная регрессия уровня воды водохранилища в 2009–2014 гг. привела к образованию обширных пляжей и активизировала процесс зарастания осушенных мелководий жесткой растительностью (Кочеткова и др., 2016б), а резкое снижение уровня ниже отметки 32.0 м БС в 2015 г. привело к увеличению общей площади зарастания до 5.8 % (142.8 км2). В последние 2 года на фоне повышения среднегодового уровня воды водохранилища до отметок 33.03–33.73 м БС наблюдается незначительное сокращение площади зарастания до 5.6 % (140 км2) в 2016 г. и далее до 5.5 % (136.4 км2) в 2017 г.

Рассчитанный коэффициент корреляции между среднегодовым уровнем воды водохранилища и зарастанием мелководий за период 1987–2017 гг. составил –0.79, что подтверждает высокую обратную зависимость между степенью зарастания и уровенным режимом воды водохранилища.

 

Рис. 2. Динамика зарастания мелководий Цимлянского водохранилища и его среднегодовые уровни воды: – Общая площадь зарастания, км2; 2 – Среднегодовой уровень воды водохранилища, м БС; 3 – Линия тренда среднегодового уровня воды водохранилища

 Fig. 2. Dynamics of the overgrowth of near-shore shallows and the average annual water levels of the Tsimlyanskoe Reservoir: – Total area of overgrowth with aquatic vascular vegetation, km2; 2 – Average annual water level of the reservoir; 3 – Trend of average annual water level in the reservoir

 

Тем не менее, несмотря на значительное увеличение площади заросших прибрежных мелководий, водохранилище по-прежнему может быть отнесено к классу очень слабо заросших водоемов. В то же время степень зарастания отдельных исследованных участков существенно выше среднего для водохранилища показателя и заметно отличается по типам мелководий.

Изученные прибрежные, в основном аккумулятивные, мелководные пространства Цимлянского водохранилища представлены 3 основными типами (рис. 3):

1) мелководья карманного типа, образовавшиеся при затоплении пойменных озер и протоков Дона, отделенные от основной акватории цепочками песчаных островов и отмелей и практически полностью защищенные от ветроволнового воздействия, со слабой проточностью (5 участков);

2) крупные заливы, сформировавшиеся при затоплении устьевых областей впадающих в водохранилище рек, с сочетанием частично защищенных и открытых участков (5 участков);

3) заливы на месте низовьев оврагов, с преимущественно защищенными мелководьями (3 участка).

В составе ВВР изученных мелководий зарегистрировано более 70 видов. Наибольшим видовым разнообразием отличаются озера и разливы рек Верхнего плеса водохранилища. Основной фон растительного покрова мелководий составляют сообщества тростника южного, рогозов и рдестов, что согласуется с данными ранее проведенных исследований (Горбунова, 2002; Калинина, 2013).

Несмотря на то, что все исследованные участки мелководий генетически связаны друг с другом, отмечаются существенные различия в характере их зарастания. Представление о пространственно-временной динамике зарастания исследованных мелководий дает рис. 3, составленный по результатам обработки данных дистанционного зондирования и натурных наблюдений. Имеющиеся пропуски в рядах наблюдений не препятствуют пониманию общей картины и тенденций зарастания водохранилища в целом и его отдельных участков в частности.

 

Рис. 3. Пространственно-временная динамика зарастания (км2) исследуемых прибрежных мелководий Цимлянского водохранилища за период 1987–2017 гг.

 Fig. 3. Spatiotemporal dynamics of overgrowing (km2) of the shallow near-shore case-study sites within the Tsimlyanskoe Reservoir between 1987 and 2017

 

 Защищенные мелководья Верхнего плеса водохранилища и его зоны подпора – озера Некрасово, Бугаково, Среднее, Нижнее и Аннушкино – сформировались на месте затопленных пойменных озер и протоков Дона и представлены преимущественно мелководьями карманного типа, отделенными от основной акватории цепочками песчаных островов и отмелей, со слабой проточностью, практически не испытывающими ветроволнового воздействия. Процессы осадконакопления и зарастания здесь проходят с большей интенсивностью по сравнению с открытыми участками плеса (Архипов, 2002; Кочеткова и др., 2016б; Калюжная и др., 2017), как и на других крупных водохранилищах (Поддубный, 2013; Кочеткова и др., 2016а). В результате на этих участках площади зарастания за 20-летний период в среднем увеличились в 2–5 раз, за исключением оз. Некрасово, где площадь зарастания возросла более чем в 10 раз (рис. 4).

 

Рис. 4. Участки зарастания (1) защищенных мелководий карманного типа (2) на Цимлянском водохранилище с 1987 по 2017 гг. (оз. Некрасово)

 Fig. 4. Overgrowing areas (1) of sheltered “pocket-type” shallows (2) with aquatic vascular vegetation in the Tsimlyanskoe Reservoir between 1987 and 2017 (for case-study site Nekrasovo Lake)

 

 Для заливов, сформировавшихся на месте устьевых областей рек и овражно-балочной сети, характерны частично защищенные и открытые мелководья. На этих участках речной сток способствует намыву отмелей и конусов выноса, пригодных для освоения ВВР, вследствие чего заливы постепенно превратились в обширные мелководья, с практически сплошным типом зарастания на отдельных участках (рис. 5). По характеру зарастания выделяются заливы с постоянным и постепенным (Новоцимлянский, Ромашкинский и Сухо-Соленовская балка) и флуктуационным (большая часть заливов) зарастанием.

Исключение составляет залив в устье р. Мышкова, который на фоне общего снижения заполняемости водохранилища и высоких темпов отступления береговой линии (более 110 м за 20 лет) уже к 1987 г. был практически полностью занесен влекомыми наносами и продуктами разрушения берегов. Начиная с 2015 г. открытые мелководья конуса выноса в устье р. Мышкова стали активно зарастать ВВР (Кочеткова и др., 2016б; Сиротина, 2017).

 

Рис. 5. Участки зарастания (1) крупных заливов на месте устьевых областей рек (2) на Цимлянском водохранилище с 1987 по 2017 гг. (Ромашкинский залив)

 Fig. 5. Overgrowing areas (1) of large shallow bays (2) with aquatic vascular vegetation in the Tsimlyanskoe Reservoir between 1987 and 2017 (for case-study site Romashkinskiy Bay)

  

 Соответственно, исследованные участки мелководий по степени зарастания относятся к:

– очень сильно заросшим – озера Среднее (до 70 % площади участка) и Аннушкино (до 90 %);

– сильно заросшим – заливы Чирской (43 %) и Балабановский (48 %), озера Некрасово (42 %), Нижнее и Бугаково (по 62 %), устья р. Мышкова (52 %) и р. Донская Царица (до 60 %), Мокро-Соленовская балка (60 %);

– значительно заросшим – Сухо-Соленовская балка (28 %);

– умеренно заросшим – Новоцимлянский (14 %) и Ромашкинский (18 %) заливы.

Таким образом, проведенные исследования позволили: типизировать зарастающие мелководья Цимлянского водохранилища; выявить и охарактеризовать пространственно-временную динамику процессов зарастания как для конкретных изученных участков, так и для водохранилища в целом. Однако составить достоверный прогноз развития этих процессов в настоящее время не представляется возможным в связи с повышенной флуктуационностью факторов среды, в первую очередь экзогенных, сезонной и межгодовой изменчивостью гидрологического режима.


Заключение

  1. Наличие обширных прибрежных мелководий на Цимлянском водохранилище создает благоприятные условия для развития высшей водной растительности и воспроизводства фитофильных рыб.
  2. Для водохранилища характерны две фазы развития процессов зарастания: фаза медленного постепенного зарастания (1987–1998 гг.), сменившаяся фазой быстрого импульсивного зарастания (1998–2017 гг.).
  3. Общая тенденция увеличения площади зарастания в значительной степени связана с изменениями уровенного режима воды водохранилища, а также морфологическими условиями формирования мелководий и процессами переформирования берегов.
  4. Исследованные участки водохранилища представлены защищенными мелководьями карманного типа и заливами с сочетанием частично защищенных и открытых участков, отличающимися по степени зарастания.
  5. В наибольшей степени процессами зарастания охвачены защищенные мелководья Верхнего плеса и заливы в устьевых частях боковых притоков на Верхнем и Чирском плесах водохранилища.
  6. Полученные результаты подтверждают возможность использования ГИС-технологий и космических снимков в гидробиологических исследованиях, в частности для оценки состояния нерестовых угодий и планирования мероприятий по их улучшению.

 

 


Библиография

Архипов Е. М. Начало трансформации Цимлянского водохранилища в водоем озерного типа и ее влияние на естественное воспроизводство рыб  // Рыбохозяйственные исследования в бассейне Волго-Донского междуречья на современном этапе: к 50-летию Волгоградского отделения ГосНИОРХ. СПб.: Изд-во «ГосНИОРХ», 2002. С. 69–72.

Вехов Д. А., Науменко А. Н., Горелов В. П., Голоколенова Т. Б., Шевлякова Т. П. Современное состояние и использование водных биоресурсов Цимлянского водохранилища (2009–2013 гг.)  // Рыбохозяйственные исследования на водных объектах Европейской части России. С-Пб.: Изд-во ФГБНУ «ГосНИОРХ», 2014. С. 116–145. DOI: 10.13140/2.1.2469.7289.

Высоцкий Ю. М., Мартыненко В. П., Мержвинский Л. М. Использование ГИС-технологий для создания электронных карт ООПТ и изучения динамики зарастания отдельных водоемов  // Современные проблемы географии, экологии и природопользования: Материалы Междунар. научно-практ. конф. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2012. С. 129–134.

Горбунова И. Ф. Высшая водная растительность Цимлянского водохранилища и ее продукция  // Рыбохозяйственные исследования в бассейне Волго-Донского междуречья на современном этапе: к 50-летию Волгоградского отделения ГосНИОРХ. СПб.: Изд-во «ГосНИОРХ». СПб., 2002. С. 39–43.

Калинина С. Г. Эколого-флористический и рыбохозяйственный аспект высшей водной растительности Цимлянского водохранилища  // Изучение, сохранение и восстановление естественных ландшафтов: Сборник статей III междунар. научно-практ. конф. М.: Планета, 2013. С. 416–430.

Калюжная Н. С., Калюжная И. Ю., Хоружая В. В., Самотеева В. В., Сохина Э. Н. Опыт изучения состояния нерестилищ Верхнего плеса Цимлянского водохранилища с использованием ГИС  // ИнтерКарто/ИнтерГИС. 2017. № 1 (23). С. 308–322. DOI: 10.24057/2414-9179-2017-1-23-308-322.

Катанская В. М. Высшая водная растительность континентальных водоемов СССР: Методы изучения . Л.: Наука, 1981. 187 с.

Кочеткова А. И., Филиппов О. В., Баранова М. С. Эколого-флористическая характеристика высших водных растений Волгоградского водохранилища  // Принципы экологии. 2016а. № 5. С. 17–29.

Кочеткова А. И., Брызгалина Е. С., Сиротина С. Л. Пространственно-временной анализ зарастания Цимлянского водохранилища // Экологическая безопасность и охрана окружающей среды в регионах России: теория и практика: Материалы II Всерос. научно-практ. конф. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2016б. С. 211–215.

Кравцова В. И., Шуматиев В. В. Новые подходы к мультивременным обработкам космических снимков: пример уральского речного исследования динамики дельты  // Геоинформатика. 2005. № 3. С. 52–61.

Лабутина И. А., Серапинас Б. Б. Применение GPS-приемников при создании карт рельефа дна в авандельте Волги // ГИС для устойчивого развития территорий: Материалы Междунар. конф. Апатиты: Изд-во КНЦ РАН, 2000. Т. 1. С. 84–89.

Лапицкий И. И. Направленное формирование ихтиофауны и управление численностью популяций рыб в Цимлянском водохранилище . Волгоград: Нижне-Волжское книжное изд-во, 1970. 277 с.

Папченков В. Г. Растительный покров водоемов и водотоков Среднего Поволжья . Ярославль: ЦМП МУБиНТ, 2001. 214 с.

Папченков В. Г. Картирование растительности водоемов и водотоков // Гидроботаника: методология, методы: Материалы Школы по гидроботанике. Рыбинск: ОАО «Рыбинский Дом печати», 2003. С. 132–136.

Поддубный С. А. Защищенные мелководья Верхневолжских водохранилищ и их экологическое значение  // Вода: химия и экология. 2013. № 11 (65). С. 34–40.

Правила использования водных ресурсов Цимлянского водохранилища  / ФГУП «РосНИИВ» (СевКавНИИВХ). Екатеринбург; Новочеркасск, 2016. (Утв. Приказом Росводресурсы МПР России от 02.06.2016 № 114).

Разработка рекомендаций по улучшению экологического  состояния водохранилищ Южного федерального округа. Раздел «Рекомендации по улучшению экологического состояния Цимлянского водохранилища путем рыбохозяйственной мелиорации»: отчет о НИР (заключительный)  / Волгоградское отделение ФГБНУ «ГосНИОРХ; Отв. исп. В.В. Самотеева; исп. Н. С. Калюжная, А. В. Кочеткова, В. В. Хоружая . Волгоград, 2017. 136 с.

Сиротина С. Л. Некоторые результаты исследования эколого-биологических проблем Цимлянского водохранилища с использованием ГИС-технологий  // Сборник статей студентов и магистрантов экономико-математического факультета. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2017. С. 46–49.

Цимлянское водохранилище: состояние водных и прибрежных экосистем, проблемы и пути решения  / Отв. ред. акад. Г. Г. Матишов. Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН, 2011. 216 с.

Novikova N., Kalioujnaia I., Kalioujnaia N., Sokhina E., Zubov I. Identification and mapping of environmental conflicts for the Tsimlyansk water reservoir // Arid Ecosystems. 2012. Vol. 2. No 3. P. 156–164. 


Благодарности

Исследования выполнялись в рамках тематического плана Волгоградского отделения ФГБНУ «Государственного научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства» (ГосНИОРХ) при участии специалистов Волжского филиала Волгоградского государственного университета и МГУ имени М. В. Ломоносова.

Авторы искренне признательны руководству и коллективу Волгоградского отделения ФГБНУ «ГосНИОРХ», в т. ч. замдиректора по науке А. Н. Науменко, вед. науч. сотр., канд. биол. наук Н. С. Калюжной, ст. науч. сотр., канд. геогр. наук Э. Н. Сохиной и ст. науч. сотр. В. В. Хоружей за содействие в проведении исследований, ценные рекомендации и замечания при анализе данных и обсуждении результатов работы.


Просмотров: 1859; Скачиваний: 337;