Черлин В. А. Биографические материалы о С. С. Либерман и Н. В. Покровской – авторах статьи по термобиологии прыткой ящерицы 1943 г., и людях, сопричастных к этой работе // Принципы экологии. 2017. № 1. С. 133–145. DOI: 10.15393/j1.art.2017.5842


Выпуск № 1

Письма в редакцию

pdf-версия статьи

УДК 929

Биографические материалы о С. С. Либерман и Н. В. Покровской – авторах статьи по термобиологии прыткой ящерицы 1943 г., и людях, сопричастных к этой работе

Черлин
   Владимир Александрович
Петрозаводский государственный университет, 185035, Петрозаводск, ул. Красноармейская, д. 31, Теоретический корпус, cherlin51@mail.ru
Ключевые слова:
С. С. Либерман
Н. В. Покровская
биография
Аннотация: В статье приведены биографические данные об авторах замечательной, знаковой статьи по термобиологии прыткой ящерицы, опубликованной в 1943 г., которая была, по нашему мнению, первой серьезной статьей по термобиологии рептилий, с которой стоило бы отсчитывать начало исследований в этом научном направлении. С. С. Либерман и Н. В. Покровская были в 1940-х гг. студентками биологического факультета МГУ и работали на кафедре зоологии позвоночных. Вместе со всей страной они мужественно перенесли период Великой Отечественной войны и приближали Великую Победу. Их научными руководителями были такие замечательные биологи, работавшие на той же кафедре, как преподаватель А. М. Сергеев, профессор А. Н. Формозов и профессор Б. С. Матвеев, что, видимо, и помогло их работе стать столь значимой. В дальнейшем, однако, они не связали свою деятельность с герпетологией и работали в других областях биологии. Симу Либерман и Нину Покровскую связывала многолетняя преданная дружба, которая продолжалась всю их жизнь, до самой смерти. Их дети и внуки знакомы и поддерживают хорошие, добрые отношения по сей день.

© Петрозаводский государственный университет

Получена: 06 октября 2016 года
Подписана к печати: 11 апреля 2017 года

Материалы

Много лет назад произошло мое знакомство со статьей С. С. Либерман и Н. В. Покровской «Материалы по экологии прыткой ящерицы» (1943). С самого первого раза она обратила на себя внимание обстоятельностью, прекрасным методическим обеспечением и натуралистической наблюдательностью, глубоким анализом материала, новаторскими выводами. Постепенно в моих исследованиях по термобиологии рептилий накопилось достаточно много материала и появилась возможность сформировать целостную концепцию этого научного направления. И вот тогда я с удивлением обнаружил, что авторы статьи, опубликованной в самом начале изучения связи биологии пресмыкающихся с температурным фактором, обратили внимание на ключевые методологические, методические и фактологические аспекты, которые большинством последующих исследователей экологии этой группы животных просто забылись. При дальнейших исследованиях термобиологии рептилий становилось все более очевидно, что в статье С. С. Либерман и Н. В. Покровской 1943 г. обнаруживалось все больше важного и нового. В ней действительно раскрыты такие экологические и физиологические закономерности, которые ранее нигде не встречались: выделение статусов активности (полное и неполное активные состояния), температура тела при полной активности, методика определения оптимальной температуры и др. Это заставило меня особо внимательно проанализировать данную знаковую статью, оценить ее слабые и особенно сильные стороны, ее новаторство, изложить результаты анализа в отдельной, специальной работе (Черлин, 2014).

Но и после публикации у меня оставались важные вопросы: если статья 1943 г. такая серьезная и важная, то кто же такие С. С. Либерман и Н. В. Покровская? Откуда взялась такая замечательная работа, если упоминания об этих авторах не встречались ни до, ни после этой публикации? Кто они? Откуда они появились и куда исчезли? Ведь память о таких исследователях не должна пропасть!

Первоначальные поиски приносили мало результатов. Об авторах статьи почти не было доступной информации. Но после публикации моей статьи в 2014 г. неожиданно на нее откликнулась внучка С. С. Либерман, которая обнаружила мою статью в Интернете. Между нами завязалась оживленная переписка. Через нее я познакомился с дочерьми Н. В. Покровской. От всех них было получено много ценной биографической информации и фотографии, которые позволили ответить на те вопросы, которые я изначально перед собой поставил. Теперь я видел свою задачу в том, чтобы донести до современных исследователей биографическую информацию о самих авторах этой замечательной работы и тех людях, которые вдохновили, способствовали и руководили ею.

Таким образом, данная статья – логическое продолжение моей первой публикации о работе С. С. Либерман и Н. В. Покровской (Черлин, 2014). Она смогла появиться только после того, как (и – вследствие того, что) моя первая публикация уже вышла.

 ***

По моей просьбе заведующий отделом герпетологии Зоологического музея МГУ В. Ф. Орлова провела в архивах Московского государственного университета поиск данных об авторах статьи. В книге об истории Зоологического музея МГУ (Любарский, 2009) на стр. 99 есть фотография 1941 г., на которой среди известных лиц кафедры зоологии позвоночных есть С. С. Либерман и Н. В. Покровская.

Я искренне благодарю В. Ф. Орлову за помощь в поиске этого исторического материала. Впоследствии копия с одного из оригиналов этой фотографии вместе с другими ценными биографическими материалами была предоставлена мне внучкой С. С. Либерман – Мариной Либерман (Smith).

 

 Кафедра зоологии позвоночных МГУ 1941 г. Белой рамкой мы выделили С. С. Либерман (слева и выше) и Н. В. Покровскую (справа и ниже). В нижнем ряду слева направо: преподаватель А. М. Сергеев, проф. А. Н. Формозов, проф. С. И. Огнев и проф. Б. С. Матвеев (фотография из архива Марины Либерман)

 Department of vertebrate zoology, Moscow state University, 1941. In the frame – S. S. Liberman (left and above) and N. V. Pokrovskaya (right and below). In the bottom row from left to right: A. M. Sergeev, prof. A. N. Formozov, prof. S. I. Ognev and prof. B. S. Matveev (courtesy of Marina Lieberman)

 

Серафима Соломоновна Либерман – Сима – родилась 20 ноября 1919 г. в Москве. Ее мать Елизавета Ильинична Рамм (1886 г. р.) была родом из Стародуба (Брянская область). Она училась в Европе. Вернувшись в Россию, получила медицинское образование и начиная с 1920 г. всю жизнь проработала больничным врачом. Отец Симы Соломон Наумович Либерман был родом из Бобруйска (Белоруссия), работал фармакологом. С. Н. Либерман скончался в 1970 г., Е. И. Рамм – в 1976 г.  

Семья жила в коммунальной квартире в центре Москвы на Остоженке, где с 1927 г. Сима училась в средней школе во 2-м Обыденском переулке. Ее одноклассниками были дети известных большевиков. В школе, несмотря на трагические события 1930-х гг., царила атмосфера дружбы, которая связала многих школьников на всю жизнь.

Окончив школу, Сима поступила в Московский государственный университет (МГУ), где училась с 1936 по 1941 г. После окончания вуза с дипломом по специальности «зоология позвоночных» работала в МГУ под руководством профессора А. Н. Формозова и преподавателя кафедры зоологии А. М. Сергеева. В одной группе с ней училась одна из ее ближайших подруг Нина Покровская. Сима была участником нескольких экспедиций по исследованию экологии различных животных и опубликовала ряд статей.

Выпускной вечер курса состоялся в ночь с 21 на 22 июня 1941 г., как раз в момент начала Великой Отечественной войны.

 

 Серафима Либерман. Слева – апрель 1941 г., справа – 1946 г. (фотографии из архива Марины Либерман)

 Serafima Liberman. Left –  in April of 1941, right – in 1946 (courtesy of Marina Liberman)

 

С первых дней войны Сима работала в военном госпитале медсестрой, а ее мать – врачом. В выданной ей характеристике отмечалось, как «несмотря на наступление врага, Либерман С. С. продолжала оказывать помощь раненым, а по ночам работала на дежурствах ПВО».

В книге о жизни А. Н. Формозова (Формозов, 1980) на стр. 105 есть следующая информация: «Студенты старались как-то облегчить жизнь своего профессора. Жившая по соседству, на Остоженке, Серафима Соломоновна Либерман приходила к нему пилить дрова, а он в другие дни помогал в этом ей». Это относится к 1942–1943 гг.

В октябре 1942 г. у Симы родился сын. Когда в результате напряженных боев немцы были отброшены от Москвы и поток раненых в московские госпитали ослаб, она поступила научным сотрудником в ВНИХФИ (Всесоюзный научно-исследовательский химико-фармацевтический институт имени С. Орджоникидзе), расположенный на Зубовской площади. Выбор места работы был обусловлен близостью к дому – важный фактор при наличии новорожденного сына.

Серафима Соломоновна Либерман проработала во ВНИХФИ почти 59 лет: с декабря 1942 г. по день смерти – 20 сентября 2001 г. В июне 1949 г. С. С. Либерман защитила кандидатскую диссертацию. В 1952 г. решением ВАК С. С. Либерман было присвоено звание старшего научного сотрудника.

В июне 1965 г. успешно прошла защита ее докторской диссертации. С 1965 по 1972 г. С. С. Либерман была заведующим лабораторией во ВНИХФИ. Она выполнила много работ совместно с М. Д. Машковским, автором знаменитого фармакологического справочника, над которым она также активно работала. В 1967 г. решением ВАК С. С. Либерман было присвоено звание профессора по фармакологии.

 

 Серафима Соломоновна Либерман, 1950 г. (фотография из архива Марины Либерман)

Serafima S. Liberman, 1950 (courtesy of Marina Lieberman)

 

 Серафима Соломоновна Либерман и Михаил Давыдович Машковский во ВНИХФИ, 1954 г. (фотография из архива Марины Либерман)

 Serafima S. Liberman and Michail D. Mashkovskiy in the Institute, 1954 (courtesy of Marina Liberman)

 

Серафима Соломоновна Либерман была замужем три раза. В одном случае супруги развелись, а в двух других Серафима Соломоновна овдовела. Последний раз, уже в возрасте около шестидесяти лет, она вышла замуж за своего бывшего одноклассника Юрия Васильевича Шарвина (24.06.1919–1990), замечательного советского физика- экспериментатора. Его основные труды – по физике низких температур (сверхпроводимость, электрические свойства металлов – частично с И. Л. Ландау). Юрий Васильевич окончил МГУ в 1941 г. С 1943 г. работал в Институте физических проблем АН СССР. С 1965 г. – профессор Московского физико-технического института. С 1987 г. – академик АН СССР. Награжден орденом Трудового Красного Знамени и медалями.

 

 С. С. Либерман с мужем Юрием Васильевичем Шарвиным, Москва, март 1982 г. (фотография из архива Марины Либерман)

 S. S. Liberman with her husband Juriy V. Sharvin, Moskow, March 1982 (courtesy of Marina Liberman)

 

После брака ее сына с дочерью академика А. Д. Сахарова гонения на Сахарова затронули и С. С. Либерман. В 1972 г., после создания А. Д. Сахаровым Комитета прав человека, ее вызвали в партком и попросили оставить должность заведующего лабораторией «в связи с выходом на пенсию». Ей разрешили остаться на работе в должности консультанта, в которой она и продолжала воспитывать аспирантов и вести научно-производственную работу.

С 1970 г. С. С. Либерман работала также в Фармакологическом комитете СССР, в составе комиссии по развитию новых лекарственных средств.

С. С. Либерман опубликовала более 70 научных работ и является обладателем многочисленных авторских свидетельств (около 20) за изобретение новых лекарственных средств. Она получала государственные награды и медали за доблестный труд в здравоохранении.

Серафима Соломоновна Либерман скоропостижно скончалась 20 сентября 2001 г. в возрасте 81 года, вернувшись с работы. На ее похороны пришли почти все сотрудники института, многочисленные друзья, коллеги и родные. Она была любящей и заботливой матерью и бабушкой, верным и щедрым другом, терпеливым наставником многих десятков молодых ученых и блестящим, высокоэрудированным научным работником.

 

Многолетняя дружба связывала двух подруг – Симу Либерман и Нину Покровскую. Они познакомились в университете, и эта дружба продолжалась всю их жизнь, до самой смерти. Их дети и внуки знакомы и поддерживают хорошие, добрые отношения по сей день.

Материалы о жизни Нины Викторовны Покровской любезно предоставлены ее дочерьми – Татьяной Геннадьевной Цветковой и Ольгой Геннадьевной Куликовой, Мариной Либерман и Николаем Александровичем Формозовым.

Нина Викторовна Покровская родилась 29 декабря 1917 г. в Москве. Отец Нины Виктор Петрович Покровский был царским офицером и погиб в Москве в начале 1918 г. Вырастили ее мама Валерия Валентиновна Покровская, проработавшая почти всю жизнь в Гослитиздате, и отчим Семен Борисович Шерн-Борисов, писатель-журналист «Известий», погибший в Московском писательском ополчении осенью 1941 г. под Москвой. С 1936 по июнь 1941 г. Нина Покровская училась на биологическом факультете МГУ.

 

                                                       

                             Нина Покровская, 1941 г.                              Нина Покровская. Начало 40-х гг.                                                         (фотография из архива Марины Либерман)        (фотография из архива Н. А. Формозова)                                                Nina Pokrovskaya, 1941                                  Nina Pokrovskaya. The beginning of 40-s                                                (courtesy of Marina Liberman)                             (courtesy of N. A. Formozov)

        С. Либерман и Н. Покровская. Звенигород, весна 1941 г. (фотография из архива Марины Либерман)

      S. Liberman and N.Pokrovskaya, Zvenigorod, spring 1941 (courtesy of Marina Liberman)

 

Во время войны в эвакуации работала учителем биологии и химии в школе села Криулино Красноуфимского района Свердловской области. С октября 1942 по март 1944 г. – в одной из лабораторий Министерства сельского хозяйства СССР, занимавшейся грибками. С 1948 по 1952 г. работала на Витебской биофабрике, в ВИЛАР (Всесоюзный научно-исследовательский институт лекарственных и ароматических растений) и на Кашинской биофабрике МСХ СССР. С сентября 1952 по ноябрь 1955 г. была аспирантом Института микробиологии АН СССР. В 1955 г. защитила кандидатскую диссертацию на тему «Влияние углекислоты на размножение дрожжей и брожение». С ноября 1955 по декабрь 1974 г. работала во ВНИИПБП (Всесоюзный научно-исследовательский институт пивоваренной, безалкогольной и винодельческой промышленности) в лаборатории ферментных препаратов старшим научным сотрудником, а затем и заведующим лабораторией. Н. В. Покровская опубликовала более 60 научных работ в области микробиологии. В 1975 г. вышла на пенсию. У нее две дочери. Скончалась Нина Викторовна 16 мая 1992 г.

 

Нина Покровская с одной из дочерей (фотография из архива Марины Либерман)

 Nina Pokrovskaya with one of her two daughters (courtesy of Marina Liberman)

 

Хочется отметить, что в те годы, когда С. С. Либерман и Н. В. Покровская учились и были активными участниками научных работ на кафедре зоологии МГУ, там преподавали замечательные российские-советские биологи: профессора Александр Николаевич Формозов, Борис Степанович Матвеев и Сергей Иванович Огнев, преподаватель Алексей Михайлович Сергеев.

 

Как следует из статьи, непосредственным руководителем работы С. С. Либерман и Н. В. Покровской по прыткой ящерице был преподаватель кафедры Алексей Михайлович Сергеев. Материалы о его жизни взяты из статьи Б. Д. Васильева и Ф. Б. Васильевой (2012). Алексей Михайлович Сергеев родился в Москве в 1913 г. в семье известных искусствоведов (отец – первый директор Оружейной палаты в советское время, мать была хранителем коллекции Музея новой западной живописи). Ходил в кружок юных биологов Московского зоопарка, где выполнил свою первую научную работу. Свободно владел тремя европейскими языками. Поступил на биологический факультет МГУ на кафедру зоологии позвоночных. Еще в студенческие годы участвовал во многих научных экспедициях. Окончил аспирантуру и представил к защите кандидатскую диссертацию, которая Ученым советом единодушно была оценена как докторская. В 1939 г. участвовал в освобождении Западной Украины от белополяков, а в первые же дни Великой Отечественной войны прямо с полевой практики отправился добровольцем на фронт (хотя как доктор наук мог воспользоваться бронью). Воевал под Киевом, попал в окружение, но вывел из него свой взвод. По навету был арестован и находился в Усольском фильтрационном лагере, где в 1943 г. в возрасте 30 лет покончил с собой.

 

 Алексей Михайлович Сергеев

 Alexey M. Sergeev

 

Он прожил короткую, но яркую жизнь. По воспоминаниям людей, которые его знали, во время учебы и работы на кафедре зоологии позвоночных МГУ все уважали и любили его, называли не по имени и отчеству, а Алешей. Его вклад в науку оценивается очень высоко. Лично знавшие его люди до сих пор считают, что если бы судьба сложилась по-другому и Алексей Михайлович остался жив и продолжал работать, то он, безусловно, стал бы одним из самых значимых биологов в Советском Союзе. Но жизнь человеческая, увы, не имеет сослагательного наклонения… Судя по работе С. С. Либерман и Н. В. Покровской, которой он руководил, его научный талант и потенциал не вызывают никаких сомнений. Его научные идеи, в частности в области биологии рептилий (понятия «термобиология» тогда еще не было),  явно опережали то, что в тот момент было сделано за границей. Некоторые из них как раз нашли свое подтверждение и развитие в работе С. С. Либерман и Н. В. Покровской.

 

По материалам внучки С. С. Либерман Марины, куратором работы по прыткой ящерице был также профессор Александр Николаевич Формозов.

 

 Проф. А. Н. Формозов, Н. В. Покровская и С. С. Либерман, 1940–1941 гг. (фотография из архива Марины Либерман)

 Prof. A. N. Formozov, N. V. Pokrovskaya and S. S. Liberman, 1940–1941 (courtesy of Marina Liberman)

 

Александр Николаевич Формозов родился 13 февраля 1899 г. в Нижнем Новгороде. Его отец Николай Елпидифорович Формозов (1871–1928), родом из Арзамаса, окончил семинарию в Нижнем Новгороде и служил мелким чиновником в ряде учреждений. Сотрудничал в газете «Волгарь» и в «Нижегородской земской газете». Он был страстным охотником. Таким же любителем природы был и его дед. Наверное, именно от них Александр Николаевич унаследовал любовь к природе и желание писать о ней художественные очерки.

С 1909 по 1917 г. учился в Нижегородской мужской гимназии, где упор делался на гуманитарное образование. В 1917–1918 гг. учился на химическом отделении Варшавского политехнического института, который был эвакуирован в Нижний Новгород.

В 1919–1920 гг. служил в Красной армии на Южном фронте в армии командарма И. П. Уборевича. Демобилизовался, после этого служил на речном транспорте. Одновременно слушал курс на биологическом отделении Нижегородского университета. Осенью 1922 г. перевелся в Московский университет. В это же время работал в Дарвиновском музее художником-анималистом и инструктором по таксидермии. После окончания университета в 1925 г. был оставлен в аспирантуре при Научно-исследовательском институте зоологии Московского университета, которую окончил в 1929 г.

В 1926-1928 гг. в качестве члена зоологического отряда участвовал в экспедициях АН СССР в Монголию и на Дальний Восток, а позже – во многие регионы СССР и за границу.  

В 1929–1930 гг. – доцент Института прикладной зоологии и фитопатологии в Ленинграде. С 1930 по 1956 г. служил в МГУ: 1930–1935 гг. – доцент, с 1935 г. – профессор (докторская степень присуждена без защиты диссертации). Параллельно с этим с 1930 по 1934 г. – доцент Всесоюзного зоотехнического института пушно-сырьевого хозяйства.

В 1931–1932 гг. – заведующий сектором в НИИ птицеводства и птицепромышленности; в 1932–1935 гг. – заведующий научной частью, заместитель директора, консультант ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства. C 1945 г. работал в Институте географии АН СССР, где в 1946 г. организовал Отдел биогеографии, которым и заведовал до 1962 г.

Александр Николаевич Формозов был блестящим популяризатором зоологических и экологических знаний. Своими невероятно популярными книгами «Шесть дней в лесах», «Спутник следопыта», «История выводка белки», «Звериные гнезда, норы и логовища», «В Монголии», работой издававшегося огромными тиражами журнала «Юный натуралист», которым он многие годы руководил и который сам иллюстрировал, он воспитывал в людях с самого детства любовь и уважение к природе. 

Учениками А. Н. Формозова, защитившими у него дипломные работы и кандидатские диссертации после Великой Отечественной войны, были замечательные советские исследователи: Р. П. Зимина, И. В. Зильберминц, К. С. Ходашова, Ю. Н. Куражковский, А. М. Чельцов, Т. В. Кошкина, Л. Г. Динесман, К. М. Эфрон, Л. П. Никифоров, Л. А. Гибет, А. Н. Солдатова, С. А. Крассова (Шилова), Б. Е. Карулин, И. А. Шилов, В. В. Лебедева, Б. А. Голов, Г. Е. Королькова, В. М. Смирин, Ю. А. Дубровский.

Александр Николаевич Формозов был автором работ по зоогеографии Поволжья, Кавказа, степных районов СССР, Монголии, в которых сделал обобщения экологического плана, устанавливающие сложную систему взаимоотношений климата, почв, растительности и животного мира. Рассматривал проблему жизненных или адаптивных форм. Он впервые рассмотрел деятельность позвоночных животных в степных и полупустынных районах, их влияние на особенности почв и растительного покрова степей и показал, что их деятельность – неотъемлемое условие существования более или менее стабильного степного сообщества. Он осуществил важнейшие исследования по изучению роли снежного покрова в эволюции, распространению и экологии млекопитающих и птиц, по динамике численности промысловых животных, вел работы по охотоведению и охране природы. Научные и научно-популярные труды А. Н. Формозов иллюстрировал собственными рисунками.

Научная деятельность А. Н. Формозова во многом была связана с познанием животного мира в его естественной, природной среде. В этом смысле он, безусловно, продолжал традиции основоположников российской экологической школы Карла Францевича Рулье и Николая Алексеевича Северцова, которых называл своими прадедом и дедом за их призыв изучать животных не в кабинетах, а в природной обстановке. Н. А. Северцова он воспринимал как «последнего неинструментального эколога». Это вовсе не означало, что А. Н. Формозов выступал против применения в экологических исследованиях современных технических средств. Он говорил о важности «натуралистического» компонента, который невозможно заменить никакими техническими средствами.

За время своей деятельности он опубликовал более 200 научных работ.

Скончался Александр Николаевич 22 декабря 1973 г. в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище, на его надгробии изображен горностай работы его ученика, биолога и скульптора Вадима Моисеевича Смирина (1931–1989).

Александр Николаевич Формозов очень тепло относился к талантливым студенткам Симе и Нине. Они платили ему тем же, и когда настали действительно тяжелые военные времена, они все помогали друг другу чем только могли (Формозов, 1980).  Судя по работе С. С. Либерман и Н. В. Покровской, влияние на них исследовательской идеологии и внимательного, тонкого натурализма (в самом лучшем смысле этого слова) А. М. Сергеева и А. Н. Формозова было сильным и благотворным.

Мало того, по воспоминаниям Николая Александровича Формозова об услышанном в юности от отца, у известной нам статьи о прыткой ящерице изначально должно было быть три автора: А. М.Сергеев, С. С. Либерман и Н. В. Покровская. Но поскольку к моменту ее предполагаемой публикации А. М.Сергеев уже был осужден и находился в Усольском фильтрационном лагере, то дабы не «хоронить» научный материал, не губить карьеру и не создавать в перспективе проблем двум молодым и ни в чем не повинным девушкам Симе и Нине, имя Алексея Михайловича Сергеева (Алеши) из числа авторов было исключено. Хотя к чести оставшихся авторов нужно отметить, что имя А. М. Сергеева не было категорически вычеркнуто из текста самой статьи, в ней осталось упоминание о том, что он являлся руководителем работы, были также оставлены ссылки на его статьи, опубликованные ранее, еще до ареста, в 1937 и 1939 годах. Надо представлять себе всю жестокость того времени, чтобы согласиться, что это было тяжелое, в чем-то несправедливое, но единственное разумное решение!

Организационно помогал и осуществлял общее кураторство работы С. С. Либерман и Н. В. Покровской  заведующий кафедрой зоологии и сравнительной анатомии позвоночных биологического факультета МГУ профессор Борис Степанович Матвеев.

Борис Степанович Матвеев родился 20 сентября 1889 г. на хуторе своего отца Степана Григорьевича Матвеева в Бобровском уезде Воронежской губернии. Его отец был земским служащим, мать Анна Петровна – учительница гимназии. В 1908 г. он закончил Московскую гимназию им. Г. Шелапутина и поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. В 1913 г. окончил университет по специальности «зоология и сравнительная анатомия». Выполнял специальные работы под руководством профессора Михаила Александровича Мензбира, а затем профессора Алексея Николаевича Северцова. В 1913 г. был оставлен при университете, а в 1915-м избран внештатным, а затем штатным ассистентом в Институте сравнительной анатомии МГУ. В 1914 г. был отправлен в заграничную командировку, работал на Неаполитанской зоологической станции.

 

Профессор Борис Степанович Матвеев

 Professor Boris S. Matveev

 

С 1918 г. Борис Степанович занимал должность старшего ассистента и заведующего хозяйством Института сравнительной анатомии МГУ; в 1923 г. был избран штатным научным сотрудником НИИ зоологии (НИИЗ) МГУ; в 1926 г. стал приват-доцентом МГУ; в 1927 г. утвержден в должности доцента МГУ по сравнительной эмбриологии; в 1930 г. назначен действительным членом НИИЗ МГУ. С 1930 по 1935 г. был старшим зоологом и заместителем директора лаборатории эволюционной морфологии Академии наук СССР (ныне Институт проблем экологии и эволюции имени А. Н. Северцова РАН); с 1935 г. – заведующий лабораторией онтогенеза этого института.

В феврале 1931 г. назначен профессором, заведующим кафедрой зоологии и сравнительной анатомии позвоночных биологического факультета МГУ и заведующим лабораторией морфологии позвоночных НИИЗ МГУ. В 1934 г. утвержден наркоматом просвещения в должности профессора МГУ и действительного члена НИИЗ МГУ, получил ученую степень доктора биологических наук по разделу «зоология и эволюционная морфология».

Борис Степанович Матвеев принимал участие в написании учебника «Зоология» для педагогических вузов, редактировал учебник «Общая биология» А. Ф. Шелла (1933) и «Руководство по зоологии» в восьмитомном издании МГУ. Кроме того, занимался редактированием трудов Института эволюционной морфологии, трудов А. Н. Северцова. В 1923–1935 гг. состоял членом редакции «Зоологического журнала», в 1935–1937 гг. – членом редакционного совета журнала «Успехи современной биологии». В 1934–1938 гг. заведовал отделом морфологии в реферативном «Биологическом журнале». С 1942 г. был заместителем ответственного редактора «Зоологического журнала».

Скончался Борис Степанович на своей даче в Подмосковье 21 сентября 1973 г., похоронен на Новодевичьем кладбище.

***

В заключение хотелось бы сердечно поблагодарить тех людей, которые откликнулись на мой призыв восстановить память о Серафиме Соломоновне Либерман и Нине Викторовне Покровской – авторах одной из первых серьезных и важных статей по термобиологии рептилий. Все они вложили свой труд, поделились воспоминаниями и предоставили материалы из своих семейных архивов. Это Валентина Федоровна Орлова, внучка Серафимы Соломоновны Либерман – Марина Либерман (Smith), дочери Нины Викторовны Покровской – Татьяна Геннадьевна Цветкова и Ольга Геннадьевна Куликова, а также Николай Александрович Формозов.  


Библиография

Васильев Б. Д., Васильева А. Б. Жизнь и научное наследие Алексея Михайловича Сергеева (1912–1943) // Зоологический журнал. 2012. Т. 91. № 11. С. 1283–1290.

Либерман С. С., Покровская И. В. Материалы по экологии прыткой ящерицы // Зоологический журнал. 1943. Т. 22. № 2. С. 247–256.

Любарский Г. И. История Зоологического музея МГУ: Идеи, люди, структуры . М.: КМК, 2009. 744 с.

Формозов А. А. Александр Николаевич Формозов (1899–1973) / Отв. ред. д-р геогр. наук А. А. Насимович. М.: Наука, 1980. 152 с.

Черлин В. А. О статье С. С. Либерман и Н. В. Покровской по термобиологии прыткой ящерицы (1943 г.) // Принципы экологии. 2014. Т. 3. № 3. С. 25–32.

Шелл А. A. Общая биология. Пособие для мединститутов и университетов . М.; Л.: Медгиз, 1933.


Просмотров: 1901; Скачиваний: 319;